28 октября Министр обороны Сергей Шойгу проинформировал Президента об окончании мероприятий в рамках частичной мобилизации, объявленной 21 сентября 2022 года. За это время стресс пережили практически все россияне. Неважно, как они относятся к СВО, поддерживают или нет политику государства, в каком регионе проживают и являются ли военнообязанными. Стало очевидно, что Россия переходит к более активным действиям, и всех ждут перемены. По началу усилились и протестные настроения, но на улицы люди выходить не готовы: они слишком ценят те остатки покоя, которые у них есть.

Сейчас наступило время зафиксировать, как это было пережито представителями разных слоев населения, что вызывает тревогу и главное – как с ней справиться. Ведь что бы ни происходило в мире, людям необходимо строить будущее.

Момент истины

Уровень тревоги в обществе, по данным Фонда «Общественное мнение» после 21 сентября взлетел с 35% до рекордных 69% – это выше, чем после известия о начале СВО. Более всего были взволнованы люди среднего возраста: молодежь и пенсионеры отнеслись к новостям спокойнее. Это логично: в основном мобилизация ложится на плечи людей в возрасте от 25 до 50 лет – экономически активную прослойку, которая и так пострадала за время пандемии COVID-19. Проблема напрямую касается не только мужчин, но и женщин: их не мобилизуют, но заботы о семье и ее обеспечении на многих из них лягут в двойном объеме.

При травмирующем воздействии, при угрозе мы испытываем сильный удар собственной эндокринной системы, которая на химическом языке вынуждает нас действовать или затаиться. В момент выброса адреналина реакция может быть очень бурной, вплоть до панической атаки. Затем нервная система начинает подстраиваться к обстоятельствам и наступает фаза реакции на психологическое потрясение. 

Но бывает так, что гормоны берут верх над здравым смыслом: вроде бы человек успокоился, а от любой строчки в новостях или неосторожно оброненного собеседником слова волна адреналина накатывает по новой. Результат – постоянная тревожность, невозможность сосредоточиться, отвлечься.

Наталья Жолудева
клинический психолог
Чтобы справиться с острым физиологическим стрессом, нужно израсходовать выделившийся адреналин. Этот гормон подготавливает тело к повышенным физическим нагрузкам – вот ими и займитесь! Кому-то понадобятся отжимания или силовые упражнения, а нетренированному человеку будет достаточно махов руками, наклонов, бега на месте. Если реакция длительная, поможет пробежка.

Справившись с гормонами, организм переходит в следующую стадию и начинает реагировать на психологический стресс. В науке рассматривают пять видов такой реакции. По мнению Натальи Жолудевой, именно они и наблюдаются сейчас у многих людей.

«Бей» – ярость, незамутненная реакция нервной системы, которой всё равно, кого контратаковать. Отсюда – грубость на улицах с незнакомыми людьми, немотивированная на первый взгляд агрессия и другие социально-опасные виды поведения.

«Беги» – уйти от опасности, спрятаться. Это может быть физический отъезд, эмиграция, но «уехать» можно и глубоко во внутренний мир, психологически закрыться так, чтобы внешние раздражители просто не пробивались через старательно выстроенный кокон.

«Замри» – прикинуться «мёртвым» или замаскироваться так, чтобы не заметили и не съели. Это – сидение за закрытой дверью с отключенным звонком и телефоном.

«Сдавайся» – занять позицию «я ничего не могу сделать» и отдаться на милость более сильного. Эта реакция зачастую сопровождается чувством безнадёжности, подавленности, телесной слабости – практически полному набору депрессивных проявлений.

«Следуй за лидером» или «Подружись» – стать «своим», идти за тем, кто сильнее. Это тоже потеря инициативы, и порой такая стратегия приводит к добровольному подчинению.

Первая реакция на стресс в норме кратковременна. Эволюционно она нужна, чтобы дать человеку возможность привыкнуть к воздействию вызвавшего это состояние фактора и затем строить поведение исходя из новых условий. Получив передышку, человек собирает ресурсы, встает на позицию взрослого. Он может сочувствовать себе, но главное – он переживает полученный опыт, анализирует ресурсы, принимает решение.

На стресс все реагируют по-разному

Реакция на стресс определила поведение многих из нас. Мобилизовано, по данным Министерства обороны, 300 000 граждан. Добровольцами записалось более 15 000 человек. Около 700 000 россиян, по оценкам экспертов, после 21 сентября уехали за границу – в Киргизию, Казахстан, Грузию и другие зарубежные страны. Остальные – около 145 миллионов – продолжают вести обычную жизнь, но в изменившихся условиях. Как живут эмигрировавшие, что происходит в бизнесе и подточила ли мобилизация экономику, кто помогает несправедливо мобилизованным и их родственникам, есть ли дело для военных в тылу и как успокоиться и пережить тревожные времена? Об этом мы спросили экспертов, часть из которых пожелала сохранить анонимность.

Разные приоритеты

По наблюдениям социологов, жители “глубинной” России восприняли известие о частичной мобилизации спокойнее, чем население крупных городов, в особенности, Москвы и Санкт-Петербурга. Это связано с разницей менталитета и системы ценностей, преобладанием коллективизма или индивидуальных установок.

С 21 сентября в чате одной сибирской деревни начались деловые разговоры: «Мой муж едет в субботу, сможет взять 3-4 человека», «Давайте договоримся со школьным автобусом», «Мужики, оформляйте генеральную доверенность, чтобы заморочек не было». Повестки получили более 200 человек при населении около 6000, включая детей – в деревне много служивших.

По повестке явились все. Военкомат отобрал около 60 человек. Они вернулись домой, чтобы завершить дела и собраться. Соседи же занялись закупками снаряжения: негоже отправлять своих на фронт в чем попало. Некоторые из мобилизованных разъехались по частям почти сразу – ничего страшного, им всё необходимое передадут по месту службы.

В назначенный день из деревни выехала колонна автомобилей. Впереди – школьный автобус, а за ним вереница легковушек, в которых семьи провожали отцов, друзья – друзей. Мобилизованные разъехались, а их близкие вернулись по домам – укреплять тыл, готовить дома к зиме за себя и за соседа.

В то же время стоимость авиабилетов в Турцию возросла до небес, а в Северной Осетии пытались справиться с потоком машин, идущих на Верхний Ларс – единственный сухопутный переход из России в Грузию. Люди бросали машины у знакомых, покупали велосипеды, самокаты, моноколеса и стремились как можно быстрее покинуть Родину. От Владикавказа до КПП «Верхний Ларс» очередь из фур стоит всегда. В пиковые периоды, например, в высокий туристический сезон, в многочасовой очереди стояли и легковые автомобили. Но в конце сентября пробки были беспрецедентными. Фуры, легковушки, очередь из мотоциклистов и велосипедистов… 30 километров от Владикавказа до российского КПП, 3 километра нейтральной территории – люди были везде.

Длительность перехода из России зависела от вида транспорта и конкретной даты (максимальное время в пробке до КПП Верхний Ларс на легковом автомобиле составило 5 суток). Подолгу люди находились на нейтральной территории, где нет возможности даже отойти на обочину: с одной стороны скалы, с другой – забор, а за ним – обрыв над рекой Терек. Ни магазинов, ни туалетов, ни возможности развести костер. Со связью тоже проблемы: до середины «нейтралки» не добивают ни российские, ни грузинские мобильные операторы. По этим причинам пешее пересечение границы через Верхний Ларс в нормальных условиях невозможно, но обилие желающих покинуть страну вынудило власти дать и такую возможность. Пеший переход занимал около суток.

Массовую стихийную миграцию некоторые СМИ назвали «штурм Верхнего Ларса»

Грузинская сторона не справлялась с потоком въезжающих, хотя власти делали многое для того, чтобы не допустить ЧП на границе. Со стороны Грузии машины не выпускали в сторону границы: начиная с Тбилиси, направляли в отстойники. Беженцев встречали гуманитарной помощью. По нейтральной территории ходили волонтеры и разносили воду, набранную на КПП. На пункте пропуска сотрудники работали так быстро, как могли.

Работали и российские власти. Чтобы не допустить разрастания пробки с российской стороны, во Владикавказ перестали пускать автомобили из других регионов. Волонтеры раздавали в пробке лекарства, воду, детское питание и гигиенические принадлежности, по возможности помогали бензином, едой, теплыми вещами. В Северной Осетии процент поддерживающих СВО выше, чем в среднем по России, и, конечно, к тем, кто бежал, только заслышав о том, что их могут мобилизовать, отношение в регионе было далеко от восторженного. Но в пробке стояли женщины, дети, инвалиды. Да и тем, кто делает неверный, по мнению осетин, выбор, в сложных ситуациях помогали.

Конечно, не обошлось и без злоумышленников: кто-то продавал горячую пищу по астрономическим ценам, были те, кто брал взятки за въезд во Владикавказ или за проезд поближе к КПП, продавал обычные велосипеды за десятки тысяч и скупал автомобили за копейки. ФСБ задержала около 10 человек – в основном таксистов и полицейских – за взятки, сговор и поборы со стоящих в очереди. После этого предложения провести в обход пробки поутихли, но полностью не исчезли.

От малоуправляемого потока беженцев из России пострадали и те, кто ехал на Верхний Ларс из Грузии: на нейтральной территории люди стояли по трое суток, поскольку их полоса движения была перекрыта встречными автомобилями. Среди них были не только туристы и люди, едущие в Россию по делам. Там были и те, кто выехал в Грузию в марте вместе со своим работодателем.

 Анонимный экспат

Я уезжал не как беженец. Я ехал работать. В марте было непонятно, что происходит и куда повернет ситуация. Я посчитал, что нам с семьей лучше разделиться. У меня была хорошая работа в зарубежной компании, и мне хотелось продолжить этот опыт. Зарплата была выше средней по моей отрасли и привязана к валюте. Мы тогда не знали, выдержит ли Россия экономическое давление Запада, и я не мог рисковать, складывая все яйца в одну корзину. Случись катастрофа с рублем, мы в один момент превратились бы в нищих. Из-за рубежа я мог бы помогать близким, а в России при плохом варианте развития событий у меня не было бы такой возможности. Поэтому тогда я решил ехать. О возвращении задумался еще летом – и не один я. Многие коллеги увольнялись и уезжали или попросту не выходили из отпуска, который проводили дома. К августу стало очевидно, что экономика России выдержала, а моя зарплата уменьшилась не только в рублях, но и в грузинских лари. К сентябрю я принял решение вернуться домой. После объявления мобилизации работодатель напомнил о себе, сказал, что моё место меня ждет, я могу вернуться. Но свой выбор я уже сделал. Кстати, некоторые коллеги уволились и вернулись уже после 21 сентября. Понимаю их. Мне тоже трудно было бы оставаться за границей, когда моим друзьям приходят повестки.

Конечно, не все из тех, кто уехал в марте, придерживаются той же точки зрения. Есть люди, которые уезжали навсегда, продавали недвижимость в России. Есть те, кто еще до мобилизации уехал дальше, считая, что Грузия слишком близко к нашим границам. Некоторых подстегнула к отъезду в дальнее зарубежье сентябрьская волна эмиграции: в Грузии выросли цены на продукты и жилье, а еще там не лучшая ситуация с работой для приезжих. Тех, кто переезжал вместе с работодателем, эта проблема не касается, а вот для членов их семей она очень важна.

Рука помощи

С началом мобилизации появились сначала слухи, а затем и подтвержденные данные о том, что порой мобилизуют тяжелобольных, инвалидов, многодетных, студентов-дневников. К решению вопроса активно подключились правозащитники и лидеры общественного мнения – известные журналисты и депутаты. С 25 сентября сеть центров помощи мобилизованным, призванным на службу в нарушение Указа Президента о частичной мобилизации, по всей стране открыл Общероссийский народный фронт (ОНФ). В эти же центры можно и нужно сообщать о проблемах с устройством быта мобилизованных, которых, как показала практика, хватает.

В Иваново такой Центр работает с 26 сентября на базе Центра правовой помощи «Моё право». Общественники решили не ограничиваться задачами, поставленными ОНФ, и создали аналитическую группу, в которую вошли профессиональные юристы и студенты юридического факультета ИвГУ. Основные задачи волонтеров – анализ действующего законодательства и поиск противоречий между нормативно-правовыми актами. Результатом должно стать экспертное заключение относительно законности применения тех или иных норм права при частичной мобилизации.

Кучава Галактион Павлович
юрист, эксперт ОНФ, руководитель Центра правовой помощи «Моё право»
Мы принимали десятки звонков ежедневно. Чаще всего родственники спрашивали, положена ли отсрочка мужчинам их семьи. Звонят люди, которым необходима психологическая помощь – её оказывают волонтеры-психологи. Много случаев, когда супруга, не имея инвалидности, работать не может, и единственный кормилец в семье – мужчина, которому пришла повестка. Да, Министерство обороны предоставляет довольствие, но ведь деньги – не единственная проблема. В таких случаях необходимо обращаться в военкомат. Там обязаны рассмотреть ситуацию индивидуально, хотя на практике ОНФ встречался с отказами в этом. Однако с такими ситуациями можно и нужно бороться.

Уже выявлены серьезные пробелы в законодательстве. Так, не положена отсрочка родителям детей-инвалидов – в законе говорится только об опекунах. К тому же бывает, что у ребенка есть инвалидность или тяжелое заболевание, но документы еще находятся в стадии оформления. Уже в процессе мобилизации властями было принято решение о предоставлении отсрочки для отцов трех и более несовершеннолетних детей, хотя других моментов, требующих правового регулирования, остается еще очень много.

Нюансы правовой базы мобилизации требуют внимания законодателей

Есть сложности и с выплатами самим мобилизованным: двоим жителям Ивановской области отправку в пункт сбора переносили уже несколько раз. В это время люди не могут полноценно работать. Возникает вопрос – кто оплатит этот вынужденный простой. В законе указано, что выплаты мобилизованным начинаются с момента призыва, то есть, с того дня, когда человек, получивший повестку, явился в военкомат. Но когда ему на карту поступит довольствие – непонятно. В законе нет четких указаний на этот счет. В таких случаях юристы советуют по дням расписать, когда была получена повестка, когда мобилизованный явился в военкомат, с какого дня приостановлена работа.

В ситуациях, которые требуют индивидуального подхода, Галактион Кучава рекомендует писать заявление сразу в несколько инстанций: в прокуратуру, военную прокуратуру, военный комиссариат и главе региона. Это работает по всей России: например, благодаря таким письмам вернулся домой мобилизованный водитель «Скорой помощи», муж многодетной матери и единственный кормилец в семье. 

Спецпроект о правах мобилизованных и их семей работает на портале «Моя финансовая история», созданном при поддержке сразу четырех общественных проектов – Фонда «За права заёмщиков», платформы «Мошеловка», правового портала «Финграмота.рф» и Ассоциации развития финансовой грамотности.

Работает Горячая линия по вопросам частичной мобилизации и в Минобороны. Её телефоны – 8 (800) 100-77-07 и 8 (495) 498-43-54. Здесь не только отвечают на вопросы правового характера, но и говорят, где находится конкретный мобилизованный.

Еще с 90-х годов ведутся разговоры о слабости гражданского общества в России и необходимости его строить. Ситуация вокруг частичной мобилизации показала, что гражданское общество в нашей стране сформировалось и является достаточно сильным. Об этом говорит широкое волонтерское движение, которое развивается по инициативе снизу. Помощь тем, кому сейчас труднее, помогает справиться с собственной тревожностью. Неважно, чем человек занят – оказывает юридическую или психологическую помощь мобилизованным и членам их семей, вяжет теплые носки для бойцов или проводит для эвакуированных детей обучающие занятия. В любом случае - это способ перестать быть жертвой обстоятельств и начать влиять на ход событий по мере сил и возможностей. 

Боевая готовность

После объявления о мобилизации немало мужчин задумались, что из известного им о боевых действиях – правда, а что – фантазии, и как подготовиться к службе в армии. В век Интернета практически каждый может связаться с человеком, у которого есть нужный и актуальный боевой опыт.

К одному из ветеранов боевых действий на территории ЛНР и ДНР, который провел на передовой больше полутора лет, за советом начали обращаться многочисленные друзья и знакомые. Количество звонков и сообщений в мессенджерах зашкаливало. Ветеран решил собрать этих людей и рассказать всё, что важно знать, отправляясь на передовую. Зачем? Чтобы у людей было больше возможностей вернуться живыми и здоровыми. Так появилась лекция, которую его теперь просят прочитать не только в родном городе, но и в соседних регионах и даже в войсковых частях.

От боевой подготовки мобилизованных зависит их жизнь

Первое и главное, с его точки зрения, здоровье. Стоит вылечить зубы, обследоваться, обратить внимание на хронические болезни. Организму придется функционировать при повышенных нагрузках и обычно в некомфортных условиях.

Второе – подтянуть физическую форму, начать тренироваться. В первую очередь обратить внимание на ноги и спину. Из снаряжения главное внимание – на обувь: ботинки или берцы нужно заранее разносить.

Третье – психологический момент. Очень плохо ехать в зону боевых действий, не понимая, кто ты и зачем ты туда едешь. Это проблема, характерная для многих мобилизованных. Но на первое время достаточно будет даже понимания, что нужно выполнить задачу и вернуться домой. Опытный боец подчеркивает важность взаимоотношений внутри своего подразделения и с соседями.

Интернета на передовой нет, поэтому всё важное – например, о медицине, о разминировании – лучше выписывать в блокнот. Ещё стоит заранее бросить курить: дело не только в дискомфорте от невозможности достать табак (а такое случается), но и в том, что по ночам даже плотно зажатая в кулак сигарета полностью высвечивает силуэт человека. А это создает прямую опасность как для него, так и для тех, кто рядом.

Список всего, что может понадобиться – от зажигалок до веревок и карабинов, особенности выбора снаряжения, техника безопасности в условиях регулярных артобстрелов и правила передвижения по зоне боевых действий, правила общения с местным населением, которое в основном помогает бойцам чем может, но встречаются и провокаторы – обо всем этом Ветеран находит время рассказать.

Ветеран

Приходят те, кто морально готов ехать на фронт – или уже собирались добровольцами поехать, или ждут мобилизации. Но все это люди, которые морально готовы поехать Родину защищать. Конечно, все волнуются. У меня перед каждой командировкой, когда собирался ехать, мандраж был. Знаю по себе, что советы бывалого человека мотивируют и помогают. Сейчас из моих лекций ребята берут что-то полезное, поэтому всегда очень благодарят. 

Бизнес требует внимания

Россия с честью выдержала санкционный удар: в марте ожидалось снижение ВВП на 10-12%, а к началу сентября оно составило всего 4-4,5%. Не оправдались и прогнозы стихийного роста числа безработных. Но мобилизация вполне может изменить статистику в худшую сторону. По мнению экономиста и социолога Вячеслава Иноземцева, она может скорректировать потери ВВП гораздо ближе к мартовским прогнозам, чем всем хотелось бы. Хотя суммарно число мобилизованных и эмигрировавших составляет около миллиона человек, Иноземцев предполагает, что еще около двух миллионов выпали из экономической жизни – во всяком случае, из «белого» сектора, и либо работают вчерную, чтобы не дать возможности вручить повестку на рабочем месте, либо затаились и выпали с рынка труда.

Важно сохранить рабочие руки для развития импортозамещения

Существенные проблемы мобилизация создала для малых и средних предприятий (МСП). На 10 сентября в России было зарегистрировано 5,8 млн МСП, на них работало 15,2 млн чел. Более 60% из них – ИП, бизнес-процессы которых полностью завязаны на владельце. Глава «Опоры России» Александр Калинин предложил установить отсрочку от мобилизации для ключевых сотрудников МСП или хотя бы дать руководителю возможность передать дела, а также ввести квоты по призыву сотрудников одного предприятия.

Закон оказался жестче. Предпринимателям дают 5 дней отсрочки на улаживание дел. Юрлицо или ИП закрывать не надо, мобилизованным можно совмещать службу и бизнес. Предпринимателям разрешается передача бизнеса по доверенности. Но что, если доверенность выписать не на кого? Если нет ни сотрудников, ни родственников, которые умеют и могут заниматься бизнесом? Тогда предприятие останется обезглавленным.

То же произойдет и с более крупным бизнесом, если мобилизуют главного бухгалтера, главного технолога, главного инженера. Это люди, глубоко знающие специфику конкретного производства. Найти им замену равной квалификации мало: нужно время для того, чтобы такой специалист вошел в курс дел.

Сергей Юрьевич Кирш
бизнесмен, владелец компании «Гельтек» и сети ресторанов
Если мобилизация возобновится, необходимо дать предприятиям возможность бронирования для ключевых сотрудников. Определять важность должности компания должна сама. Мобилизация ломает экономику, и, если предприятия не смогут работать, победят желудки и кошельки. В Москве есть комиссия по бронированию, но с началом мобилизации она работу прекратила: ее члены не знали, что им делать. Их задача – обеспечить бронью гособоронзаказ. Любое предприятие – не изолированная система. Есть цепочки поставок, которые тянутся в том числе к производствам, которые работают на оборону. Пищевая промышленность, медицина – это не гособоронзаказ. Как и упаковка, логистика и многое другое. В создание новой схемы кооперации бизнес в последние полгода вложил немало сил, практически всем отраслям пришлось перестраивать цепочки поставок. И если убрать какой-то один их компонент, не взлетит вся система. Нет микроэлектронщиков – не будет ни микрочипов, ни высокоточного оружия. Нет технолога пекарного цеха – не будет хлеба – нечем будет кормить солдат. Не будет технолога в «Гельтек» – мы не сможем производить гели для УЗИ, которые используются в госпиталях, в том числе полевых. Пока что в «Гельтеке» мобилизовали только одного сотрудника. Повестки получили еще двое, но их развернули в военкомате. На нервах люди начали уезжать, в том числе и наши сотрудники. По счастью, остались все технологи и инженеры, хотя это чаще служившие мужчины. Иначе нам бы как минимум временно пришлось сократить ассортимент продукции. Быстро заменить высококвалифицированного специалиста невозможно. Даже складского работника найти не так просто, как кажется: сейчас именно по этой причине поставщики наших ресторанов срывают график поставок.

Бизнес в целом – сообщество с большим запасом прочности. На место закрывшихся предприятий обязательно придут новые. Но те предприниматели, которых пока что мобилизация коснулась слабо, делают всё для того, чтобы их бизнес жил и развивался. Они решают насущные проблемы, ищут тонкие места и стараются заранее “подстелить соломки”. В текущей ситуации важно не потерять все достижения, которые уже есть на пути импортозамещения, и роль государства - главная в этом процессе. 

Оружие против тревоги

Наталья Жолудева
клинический психолог
Основной травмирующий фактор сейчас – неопределенность, причем со знаком минус – с ожиданием плохого прогноза. Многим людям кажется, что вот-вот произойдет нечто ужасное, что невозможно будет терпеть. Такое положение очень сложно перенести. Человеку кажется, что он не сможет справиться с ситуацией. Но сделать это реально.

Если вам не удается избавиться от тревоги, попробуйте пройти 9 шагов, которые рекомендует Наталья Жолудева.

  1. Признайте: сейчас всё не очень хорошо, и неизвестно, сколько такое положение продлится. Но рано или поздно это точно пройдет. Никогда не бывает так, чтобы плохо длилось бесконечно. Тёмная полоса обязательно сменится светлой, даже если не в контексте всего мира, то в вашей жизни точно.
  2. Разграничьте то, что вы можете контролировать полностью (питание, режим дня, свои требования к себе и к окружающим, бережность отношения к себе и к другим людям), частично (здоровье, взаимоотношения с близкими, ситуацию на работе) и не можете контролировать совсем (политика, экономика, решения начальства и многое другое – список получится длинный).
  3. Самое дестабилизирующее ощущение – что вы не сможете справиться с ситуацией. Чтобы избавиться от него, оцените, насколько вы можете ее контролировать (полностью, частично, никак) и продумайте по пунктам, что вы можете сделать. На негативный прогноз хорошо отвечать конкретными планами.
  4. Чтобы сделать тревогу конструктивной, направьте ее туда, где вы можете что-то  изменить. Запас тревоги порой велик, но не бесконечен. Смело тратьте ее на полезные вещи, и беспокоиться впустую вы станете меньше.
  5. Найдите то, что вас поддерживает. Планирование, в том числе в финансах, дружеские связи – это ресурс, который можно привлечь в сложной ситуации. Продумайте, к кому обратиться, если будет сложно, восстановите контакты. Продумайте планы на разные сценарии. Поймите, как обеспечить базовые нужды – жильё, питание и другие потребности. 
  6. Вспомните, как вы раньше справлялись. Что вам давало силы? Вкусный ужин, просмотр телевизора, физкультура, чтение. В любой ситуации можно найти компромиссный вариант, который поможет расслабиться и хотя бы на время отключиться от тревожащих вопросов. Радость сейчас нужна как никогда.
  7. Упорядочите пространство вокруг себя. Убраться в доме, починить что-то, составить распорядок дня (и следовать ему) – всё это помогает построить островок стабильности и получить опору в нестабильном мире.
  8. Позвольте себе побыть слабым. Тревога – это нормально. Никто не обязан 24 часа в сутки быть супергероем. Главное, чтобы это ощущение не заполняло собой всё ваше время. Тогда рано или поздно неуверенность и грусть сменятся, как минимум, надеждой.
  9. Ограничьте чтение новостей – 20 минут в день, а лучше полчаса в неделю. Этого вполне достаточно для того, чтобы не выпадать из реальности и при этом сохранить ресурсы на конструктив, как это сделали герои нашего материала. В информационном поле царит хаос: правда перемешана с фейками, и даже профессионалы не всегда быстро отличают одно от другого.

Универсальный совет: «Меньше думать о глобальном, больше о реальном»

Наталья Жолудева предлагает: будьте бережны к себе. Мудрое сострадательное отношение к любому человеку помогает преодолеть тревогу и стресс. Положительные эмоции нужно принимать просто как таблетки. Если даже кажется, что радоваться нечему, оглянитесь вокруг: птичка поёт, старый друг позвонил, девушка мимо прошла и улыбнулась, ребёнок принес хорошую оценку или просто сделал то, чего раньше не умел. Повод может быть любым. Нет ничего предосудительного и в том, чтобы создать его специально. Вспомните: Новый год, да и Ёлка, вернулись к советским детям в очень непростые времена – в 1935 году.

Жизнь может быть очень разной. Сейчас она повернулась сложной стороной, но всё равно она многообразна и многоцветна. Когда человек видит только серый или черный, это не хорошо, в первую очередь, для него. Иначе получится как в «Снежной королеве»: когда ученики злого Тролля разбили зеркало, его осколки стали попадать людям в глаза. И даже самый маленький осколок заставлял человека вместо хорошего видеть только ужас, грязь, злобу.

«Вымывайте эти осколки», – призывает психолог. – Это не значит, что мир станет розовым. Человеку для психического здоровья важно испытывать всё многообразие чувств. Позвольте быть в своей жизни радости и печали, прогнозам и надеждам».

В сухом остатке

  1. Мы все переживаем по-настоящему непростой период, как говорят социологи, “общество пришло в движение”. Прогнозировать итоговые последствия всех глобальных перемен - неблагодарное занятие, поэтому не надо верить апокалиптическим предсказаниям, которые в изобилии мелькают в сети. Помните, что за каждым таким материалом стоят чьи-то интересы, кому-то выгодно посеять уныние и панику в наших головах! 
  2. Изменения в законодательстве не успевают за реальной ситуацией. В новых обстоятельствах буксует правоприменительная практика. Чтобы полностью решить законодательные вопросы, нужно время. Но это не значит, что усилия в этом направлении не предпринимаются и ситуация пущена на самотек. 
  3.  Задачи общества и каждого человека сейчас совпадают: необходимо сохранить те достижения, которые есть. «Чтобы чувствовать себя уверенно, делай то, что умеешь лучше всего».
  4.  Помочь себе психологически пережить время потрясений возможно. Главные инструменты для этого – понимание механизмов стресса, информационная гигиена и право испытывать эмоции. Если вы сами не можете справиться с тревогой и начать действовать, рассмотрите возможность обратиться к психологу. Сейчас это не менее важно, чем поход к врачу, если что-то болит.